mom

Развлечений всегда не хватает, а спокойная жизнь отнимает у меня трезвый ум и хорошее настроение

 Со мной вечно что-нибудь случается… А с тех пор, как со мной «случился» сноубординг, жизнь стала процессом, мало поддающимся управлению… Хотя меня это нисколько не расстраивает, поскольку я целиком и полностью согласна с Иоанной Хмелевской, которая в одной из своих книг написала: «Развлечений всегда не хватает, а спокойная жизнь отнимает у меня трезвый ум и хорошее настроение».

К чему это я?... Ах, да, катание в новом году… Немного придя в себя после праздников, рванули на Ергаки. И дернул же меня черт поддаться на уговоры и поехать на Восточный склон! Если бы я знала, куда меня тащат, ни за что бы не согласилась. А так пришлось… Поскольку никогда там не была, старалась не выпускать из виду Кира, что, зная его любовь к катанию по лесу, было весьма проблематично… Стою я, значит, посреди снега, его нигде не видно, только след между елок теряется… Как в сказке – налево глянешь – трасса, направо посмотришь – еще одна, назад оглянешься – гора… (и я оттуда спустилась?.. мама…) Вперед вообще лучше не смотреть, все равно, кроме елок, там нет ничего… Делать нечего, разворачиваю доску – и по следам… Как я там проехала, сама не знаю, наверное, со страху. Вылетела прямо на трассу. Из елок (как говорит сам Кир, пешком бы он там не пошел) Правда, с того же самого страху затормозить у меня получилось только в ручье... Потом, только мы успели подняться, на самом верху с направляющих слетел трос, канатку остановили, а Кира (больше наверху никого не было) попросили спуститься по трассе подъемника, попросить всех на нем висящих отцепиться, дабы у доблестных работников бугеля была возможность привести его в рабочее состояние… Обернулось это тем, что я, пока ждала любимого наверху, чуть не окочурилась от холода… Это кататься не холодно, а просто стоять – это не… Тем более, что перед этим мы еще провели фотосессию меня, любимой, так что я уже была замерзшая - как я говорю, я быстро остываю. Кроме того, я была до глубины души возмущена поведением бугеля – он меня летал!!! Реально так, я болталась, судорожно вцепившись в него, а под доской было метра полтора ВОЗДУХА! Думала, помру, не доеду… Доехала таки, и решила, что на этот день экстрима с меня предостаточно – поплелась на Западный склон. Одно хорошо - согрелась, пока скатилась. Это было первое катание в новом году. 

Потом мы еще ездили с родителями, и попали в такую жуткую погоду – сильный ветер, который со зверской силой швырял в лицо мелкий колючий снег. Пару раз скатившись до обеда, я, в лучших традициях, конечно же, успела обморозить лицо. Особенно пострадал нос. Когда пили чай в кафешке, я не могла отогреться, потому как ветер был действительно пронизывающим, а кафешка там, мягко говоря, прохладная… (если честно, там просто дубак - батареи чуть живые). Родители, глядя, как меня трясет от холода, спрашивают – больше не пойдешь кататься? На что я ответила, что, естественно, пойду… Я ведь УЖЕ обморозилась, так что терять-то все равно нечего. Просто замоталась шарфом по самую маску до состояния «почти-ниндзя» (почему «почти»? А потому что шарф у меня светлый) - толку, конечно, никакого, ну хоть неприятных ощущений меньше. Ветер был такой, что пока доедешь на подъемнике до вершины, с лица соскребаешь ледяную корку… Еще я не обратила внимания, когда цеплялась, что тарелка (ну такая синенькая круглая фигня, которую промеж ног запихивать надо) сломанная, то есть физически присутствует только одна ее половина – вторую, видимо, микки-маусы отгрызли… Всю прелесть подъема я ощутила почти сразу… Ента садо-мазохистская конструкция и так-то особым удобством не отличается, а тут я вообще думала, что когда я НАКОНЕЦ-ТО доеду до верха, у меня ноги станут сантиметров на двадцать длиннее… а отцепиться не позволила банальная человеческая жадность - это ж целый подъем! Обратная дорога тоже была в экстремальных условиях – при почти полном отсутствии видимости, жуткая метель. Мы только с перевала спускались 2,5 часа. Но все это не помешало нам остаться довольными катанием. По мне так еще дня четыре видно было, что я недавно каталась – у меня очень неравномерно облазила морда лица, чем я немало развлекла преподов на экзаменах. Я ходила и постоянно скребла то щеки, то подбородок – благо, ногти длинные. И искренне недоумевала, зачем это моя мама собралась делать химический пилинг лица… Пару раз покатается – само все отвалится...

А теперь – ТА-ДА-ДА-ДАМ-ТА-ДА – фанфары – отчет о трехдневном катании на Еграках! Выезд был семейный, потому как приехали брат и сестра Кира из Москвы. Андрей давно катается – он почти бог сноубординга, а Леночка только учится – так что предыдущее катание для любимого было опять сплошной teaching riding.  

День первый. Приехали в пятницу с самого ранья, успели катануться до последнего, пока подъемник не закрыли. Опять был ветер, да еще со снегом, так что я обновила еще свеженькое обморожение. Все равно кайф – гоняла по трассе, благо народу было немного, и очереди на подъемник не было. Я уже научилась резко кантоваться, и тот факт, что я набираю скорость, больше не заставляет меня резко тормозить до полной остановки, чтобы прийти в себя и как-то унять дико колотящееся сердце. Наоборот, я начинаю находить в этом неземное удовольствие. Когда я таким образом первый раз слетела вниз и обнаружила себя уже в очереди на подъемник, успела только удивиться, что трасса так быстро закончилась, и опять надо подниматься Драйв и адреналин от скорости так укатались, что когда вечером в домике включили фильм, то мужчины один за другим сразу впали в спячку Мы мужественно домучили «Супермена», и поукладывались тоже Я заказала погоду на субботу – чтобы было много-много снега. (самое смешное, что мои желания сбывались – всю ночь, потом весь день и еще одну ночь шел снег.

День второй. Утром в полдесятого я уже теребила Кира – КатаЦЦа, пошли катаЦЦа... Грозилась притащить его драгоценный lib, сунуть один конец под него, а на второй прыгнуть. Встали, попили чаю, в это время уже ратрачили трассу подъемника. Быстренько экипировались, вышли – а подъемник остановили из-за сильного ветра и из-за того, что видимость была никакая – шел снег. Поплелись в гору пешком… Нас таких, кстати, было довольно много. Кир с Андреем построили трамплин и пытались с него прыгать, а я асилила тока два подъема где-то до середины трассы… (Привыкла к подъемнику) Ползла в гору и удивлялась, как это я забиралась туда по восемь-ковырнадцать раз за день, когда училась катаЦЦа. Где-то ближе к обеду пустили снегоход, так что сразу образовалась дикая очередь. Я сидела в домике и ныла: «Я отказываюсь так жить… Ну почему не работает подъемник… Хочу катаЦца… КатаЦЦа хочу-у-у-у…» Наконец, в 3 часа случилось маленькое чудо – его включили!!! Домик у нас был прямо рядом с подъемником, поэтому когда я увидела, что – аллилуйя! – он двигается, я одним махом запрыгнула в ботинки, нахлобучила каску и побежала на улицу. У нас было всего 2 часа, и мы использовали их по максимуму! Гоняли втроем по лесу, по свежему классному снегу! Я почти не отставала от Кира с Андрюшкой (чем очень горжусь - я крута!), и при этом, что самое удивительное, мне совсем не было страшно гонять за ними – я вам скажу, это был офигенский, ни с чем не сравнимый кайф! (Меня Андрей даже похвалил, вот! ) Моим личным маленьким достижением было то, что я асилила наконец-то самую вершину склона, по которой до этого я соскребалась на одном канте, потому как было страшно… Но после гонок по лесу страх куда-то пропал, и я съехала с него, нормально кантуясь, о как! (когда спускалась, видела, как девчонка, сидя за рулем снегохода, пыталась усадить пьяного в три звезды мужика на снегоход позади себя, но он все время падал на бок... мужик, в смысле, а не снегоход…)

Потом мы, уставшие, но жутко довольные, завалились в домик, и обнаружили, что нашего полку прибыло – приехали еще родственники, горящие желанием освоить лыжЫ, и стало нас в сумме аж 14 (!) человек в семиместном домике. Зато было весело – шашлыки из индейки, глинтвейн, сваренный в чайнике на примусе, фотографии нас, бесящихся вечером возле кафешки. Андрей, который часа полтора провел на улице, снимая своим модным зеркальным фотоаппаратом окрестности и всех, кто попадется в кадр, зашел, похожий на снежного человека – погода был отличная, ветер стих, медленно большими хлопьями падал снег, красота! А в домике то ли от усердия топильщика (которого мы прозвали печкером по аналогии с палкерами), то ли от того, что было столько народу, было невыносимо жарко, особенно спать на втором этаже, куда нас сослало старшее поколение. Я лежала, не могла заснуть, и думала: «Скорей бы утро… На фиг вообще спать… Скорей бы утро… Хочу катаЦЦа!.. Ну кто придумал такие длинные ночи!…» Да и обилие звуков никак сну не способствовало – кто-то гулеванил в кафешке, орали пьяные голоса: «Где мое пиво?! Куда вы дели мое пиво?!!!», натужно ревели снегоходы - один, судя по звуку, даже во что-то врезался. А еще мне послышался звук ратрака, но утром меня все уверяли, что это был глюк. Зато я опять заказала погоду на завтра, и опять мое желание сбылось – никакого ветра весть день в воскресенье, да еще и солнце – идеальные условия для катания и для съемок.

День третий. Наконец-то утро! Подскочили в полдевятого, только услышав, что по трассе подъемника затарахтел ратрак. Мы спешно скидали свои вещи и отнесли их в машину, пока остальные завтракали, заодно и машину из под снега откопали. Залетели в домик с воплем: «Давайте нам быстро пельменей, мы исть хотим!», сели есть, но как только увидели, что запустили бугель, понеслись на улицу, бросив пельмени остывать в тарелках. К нашему величайшему огорчению, возле подъемника мы обнаружили огромную очередь, состоящую из пытающихся прийти в себя после вчерашнего людей, с трудом еще фокусирующих взгляд… Впечатление было такое, что вся толпа, приехавшая на выходные в горы, всю субботу беспросветно пила, а утром воскресенья выползла реанимироваться… И их было ТАК много!!! Восточный еще не открыли, поэтому нам пришлось один раз спуститься по западному. Снегу за ночь навалило еще больше, так что, чтобы не утонуть в нем, приходилось почти заваливаться назад…(вот тогда я поняла, что такое «задавливать заднюю ногу» ) Я пару раз почти безнадежно закопалась, потом плюнула, выгреблась на трассу подъемника, и мочканула по ней. И даже, представьте себе, никого не убила по дороге! И даже не покалечила. А благополучно спустилась. Пока мы стояли в очереди, сарафанное радио уже сообщило, что открыли Восточный склон, и мы решили ехать туда. Вообще-то мы заранее так решили, еще с вечера. А когда мы увидели такое столпотворение, наше решение только окрепло – там все равно нереально было покататься нормально, большая часть времени была бы бездарно убита на стояние в очереди.

Эх, я еще очень хорошо помню то время, когда я поднималась или пешком, или на снегоходе, а на людей, поднимающихся на подъемнике, я смотрела как на высших существ, которым открыта истина, недоступная простым смертным… Они были в моих глазах почти инопланетянами, некой высшей расой. За эти два дня снегу выпало по пояс, так что - да здравствует фрирайд на Востоке! Кир с Андрюшкой унеслись и сразу скрылись из виду, а я, пока спускалась, упала раз пятнадцать. К тому же у меня почему-то запотела маска, так что я ее сняла, и каталась как лох - без оптики - что было не очень комфортно, катаюсь я в линзах, но настолько привыкла к очкам с фотохромом, и к тому, что не надо перестраивать глаза на солнце, что свет, отраженный от снега, доставлял чувствительное неудобство. Что, конечно, не улучшило моего настроения, как и то, что я постоянно закапывалась в глубокий-преглубокий снег… Поентому я немножко попсиховала и покапризничала.  Просто я боялась скорости, склон-то там довольно крутой, а когда я набираю дикую скорость, я в панике перестаю управлять доской. Ну и, конечно же, я ворчала, что любимый меня бросает. Вот где они с Андреем оторвались! Носились, взрывали целину, и были жутко довольны. Любимый хотел меня сфотографировать, и выбрал для этой цели, естественно, не самый пологий участок… А я как раз застряла наверху, потому что в последний момент испугалась и остановилась. Стояла по пояс в снегу, даже отстегнув одну ногу, вторую с доской вытащить не могла, и ворчала, что не надо, меня, блин, фотографировать, я тут, похоже, застряла и буду ночевать, никуда не хочу, да и вылезти не могу. Кое-как я все же оттуда выгреблась и даже съехала по этому крутому для меня месту, потому как отступать сирано было некуда. Потом до меня дошло, что мне за ними на этом склоне не угнаться, и я стала потихоньку осваиваться самостоятельно. Выехала на трассу - и офигела – там ее почти не было. Там были сплошные бугры и засады. При этом ширина – как трасса подъемника, может, даже уже. Меня там так выкидывало, что я приземлялась каждый раз на новую часть тела, и радовалась: «Я в каске. Как хорошо, что я в каске!». Как мы потом узнали, там сломался ратрак, и выезжал он оттуда задним ходом, так что ничего удивительного. На более-менее ровных участках, которые успели подготовить, получалось нормально закантоваться, и я набирала бешеную скорость, аж ветер в ушах свистел. После одного такого удачного спуска, когда я умудрилась даже ни разу не упасть (только один раз остановилась, когда вылетела с пухляка на трассу, оттормозилась и добровольно села на попу, чтобы прийти в себя и отдышаться), вниз к подъемнику я слетела с воплем: «Суслик, сука, личность! Я крута! Я даже ни разу не упала!». Потом я совсем осмелела, поднималась наверх, съезжала поперек склона на трассу, но там так круто, что по ней ехать я не решалась - страшно - поэтому вылетала на снег и вдоль трассы неслась вниз, и даже сообразила, как можно оттормаживаться на пухляке. Рулить приходилось задней ногой, а не наклоняться чуть вперед или назад, чтобы перекантоваться, как я привыкла делать на трассе. (потому как такая тактика приводила к тому, что я обнаруживала себя валяющейся в снегу так, что от меня торчали только ноги с доской). Таким образом я спустилась по Восточному склону раз шесть, и можно сказать, что я его асилила! (медаль мне) Устала, как собака, и в четыре часа побрела на Западный, а Кир с Андреем еще остались. Я в тайне лелеяла надежду, что на Западном народ уже подрассосется, и мне удастся еще по трассе погонять… Но мои мольбы не были услышаны небом – видимо, лимит желаний уже был исчерпан на погоду. Удалось подняться всего пару раз, которые я с ба-а-а-а-льшим удовольствием использовала для того, чтобы просто пронестись по трассе так, чтобы в ушах свистело. 

Подъемник закрыли, мы начали собираться, я поплелась в кафешку отогреваться, так как под вечер уже было довольно холодно. Там присела возле батареи рядом с двумя маленькими девочками. Они таращились на меня своими любопытными глазенками, потом одна осмелела и спросила: 

-А почему ты вся в снегу?

-Ну, потому что падала много в снег…

-Ты? Такая большая, и падала? А я вот нисколечко не падаю! - заявило мне пятилетнее чудо. 

Пока мы собирались, я окончательно задубела, так, что меня аж трясло крупной дрожью, но все равно была довольная… Когда, наконец, добрались до дома, сил у меня хватило только на то, чтобы запихнуться в душ и упасть в кровать. 

Люди! Я двое с половиной суток не мылась! У меня опять облазит обмороженный нос, я не чувствую подушечек пальцев (даже сейчас, когда они находятся в непосредственном контакте с клавиатурой), у меня плохо сгибается растянутое колено – но это фсе фигня! Это ничтожная жертва удовольствию от катания! Я, ребенок урбанизации и вечный зяблик, получаю кайф от сноубординга! И буду получать. Чего и всем желаю. 

P. S. Когда мы приехали в Абакан, вышли из машины перекурить и немного размяться с дороги, мой любимый говорит: 

- Чего-то у меня все мышцы ноют… Может, следующие выходные отдохнем от катания?..

Помолчал немного, и изрек: 

-Надо на Гладенькую съездить… 

Я на него та-а-ак посмотрела… Мол, ЭТО ты называешь – «отдохнем от катания»?... И только сказала: 

-Я – всегда за! )) 

No comment. SNBRD – это, похоже, диагноз…
Tags: